NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

«Буду платья делать»: Аревик Симонян о детстве, семье, розовых очках и вдохновении

13:37, 2 февраля

Аревик Симонян – основатель и руководитель популярного дизайнерского бренда Kivera Naynomis - из тех, о ком говорят self made. Она создала и подняла свое дело с нуля, сама определила и закрепила за собой особую, уникальную нишу в сфере отечественной (и не только) моды. Самостоятельно, методом проб и ошибок, овладела тонкостями грамотного бизнес-менеджмента. При этом ни грамма спеси, заносчивости: само очарование и интеллигентность... Призналась в беседе, что на интервью соглашается крайне редко: так что NEWS.am STYLE, считай, повезло.

Свое первое платье помните?

О, я его очень хорошо помню. Вообще, когда решила выбрать эту профессию, мне было всего-то лет пять. Но я даже не знала, что это значит - быть дизайнером. Помню, как детей в нашей большой семье построили и стали спрашивать: «Kем станешь, когда вырастешь?» Кто-то ответил пожарным, кто-то космонавтом, а я сказала - модельером. Воцарилась тишина, и у меня интересуются: «А что это?» И я в ответ: «Буду платья делать…» И все. И я стала рисовать одежду, кроить модели из бабушкиных платьев. Бабушка тогда часто в Америку ездила и привозила много вечерних нарядов. Вот я их брала, там булавкой подкалывала, тут присборивала, звала соседских детей, рисовала билеты и устраивала дефиле. Конечно, на меня кричали, потому что я этими булавками портила материал, но все равно радости от всего этого было намного больше… До 8 лет я жила в Ереване, а потом уехала с семьей в Москву. Сначала думали, что на год, но все сложилось иначе... В итоге у меня все в Москве, никого кроме бабушки и дедушки тут нет. В школу я ходила там, потом с 9 класса пошла в Московский технологический колледж, а в институт решила не поступать. Это тоже вызвало у домашних большой переполох: мол, как можно, у нас у всех по два высших, а у тебя ни одного?!

А почему вернулись?

Папа у нас тот еще патриот и всегда хотел, чтобы кто-то из семьи вернулся на Родину. Он сказал мне как-то: «Хочешь свой показ, я помогу, но будешь делать его в Ереване». Мне тогда было 19, и я с легкостью согласилась. А потом папа сказал: «Денег нет, дочка. Ты попробуй найти спонсоров, покрутись там, чего не хватит, я добавлю». Это был 2004 год...

Но здесь тогда вообще ничего не было...

Именно, что ничего. Скажу больше, я тут никого и не знала. Тогда были Лилит Маркарян и Центр моды «Атекс». И все. Как вспомню сейчас, как я ходила искала спонсоров по офисам разным, с моими розовыми волосами, так смешно. Я сама денег такому персонажу точно не дала бы. И удивляюсь сейчас моей смелости. Я до такой степени стеснительная была, что не звонила по телефону. Стыдилась связаться с агентством, заказать билет в Ереван. Папа говорил: «Хочешь в Ереване отдыхать, позвони забронируй билет». Все уезжали, а я сидела до последнего. Где-то месяц я маялась, потом вынужденно набирала номер. Наши меня так воспитывали, вытаскивали из мира платьев и барби... А в Ереване мы-таки провели кое-как показ. Были люди, которые нам реально помогли. Помещение дали просто так, «Атекс» обеспечил моделями, одна фирма была нам с аксессуарами помогла. Словом, многие решили поддержать, видимо, просто глядя на наши с подругой Ани Авдалян мытарства. После этого я уехала. И отсюда начали звонить... «А когда приедешь?», «А у тебя интервью» и так далее. Так вот приехала на лето и осталась.

А не жалеете? Тогда ведь в Москве был подъем уже... У людей деньги появились вполне серьезные, модных площадок больше стало...

Конечно, был подъем. Я когда училась, участвовала во всех без исключения конкурсах дизайнерских: в России, Беларуси, Украине. К слову, первые места мне никогда не доставались: все дополнительные призы забирала я, главные - ни разу. Мне потом намекнули, что это из-за фамилии... Я стала членом Союза дизайнеров Москвы, с подругами открыли фирму свою, уже принимали заказы. То есть меня знали, потому и спрашивали удивленно: «A чего ты уехала?»

А я так и не смогла объяснить, почему. Моя учительница сказала папе: «Ей тут делать нечего, если хотите, чтобы она состоялась, нужна практика, ну, или ехать за границу»...

Поехали?

Нет, потому что языка не знала. Для меня учить языки - то еще мучение, лучше уж работать по 24 часа в сутки... Что до Еревана, то я со своими идеями, наверное, была слишком яркой для этого города. Недавно наткнулась на архив, смотрела фотографии и думала: «Мамочки, сейчас я бы ни за что не смогла бы делать то, что тогда». Сейчас у нас одежда более классическая, более элегантная... Тогда я смешивала цвета и стили, как вздумается. С черным вообще не работала, думала: армянский скучный цвет. Сейчас для меня черный – серьезный, чистый и в то же время сложный.

Почему сложный?

Потому что, когда ты смешиваешь цвета, хочешь-не хочешь, привлекаешь внимание. А сделать что-то в черном и быть замеченной - намного сложнее, особенно если с этим цветом работают все. Раньше любила принты, сейчас я с ними обращаюсь очень осторожно. Наверное, и я изменилась. Внутренний мир меняется и вместе с ним восприятие окружающего...

Первое, о чем вы с опаской спросили, когда мы договаривались насчет интервью: «А про тенденции этого года спрашивать не будете?»... Вас так утомил этот вопрос?

Если честно - да: он абсолютно пустой, ненужный... Ведь тенденции – это очень относительно. Хорошо еще сейчас стали различать дизайнеров и стилистов. Впрочем, в этом и наша вина: мы занимались и тем, и другим, вот люди и привыкли. Что до тенденций, то я уверена, что настоящий, профессиональный дизайнер не может руководствоваться только ими. Он всегда должен помнить, что тенденция – это бизнес. А сделать хорошую дизайнерскую коллекцию - совсем другая история.

А как сделать хорошую коллекцию? И сколько на нее уходит времени?

Как правило, много. Но у нас вечно всё впопыхах. В год мы делаем четыре коллекции: две для Kivera Naynomis (эта линия более выходная, вечерняя) и две для Kivera (тут одежда более каждодневная). В Ереване сложно сделать это так, как я хочу, так, как надо, так, как на Западе... 


Почему? Вдохновения нет?

Дело в технических и организационных аспектах, а за вдохновением можно выехать куда-нибудь: посмотреть на что-то интересное, свежее, приехать и сделать. Если не выезжаю за пределы страны каждые 3-4 месяца, у меня начинается кризис. Сейчас вот жутко торможу в плане работы и не могу ничего делать. Нам скоро ехать на выставку, а я все тяну и тяну…

И куда же вас тянет?

Мне все равно. Я очень люблю Армению, считаю ее энергетически очень сильным местом… Но мне надо менять обстановку, чтобы расти творчески, чтобы не заболотиться. Потом хочется и с другими людьми общаться: меня под момент очень смущают некоторые особенности нашего менталитета.

Например, какие?

Ну, скажем, за границей я часто общаюсь с людьми очень состоятельными, но никто из них не демонстрирует свой достаток. Там это считается неприличным - ведь и так все понятно. А у нас в этом смысле какой-то культ. Даже «приветы» раздаются по статусу... Я привыкла общаться со всеми на равных, здороваться на равных. Если я кого-то не заметила, то только потому, что была в мыслях своих: что-то планировала, что-то подсчитывала...

Кстати, о подсчетах? Не слишком ведь прибыльное дело мода в Армении?

Совсем не прибыльное. Это должно работать так: или ты делаешь кутюр - очень дорого, или «массовку» - очень дешево. В Ереване другие правила бизнеса. И когда мне за границей советуют что-то делать так или этак, я пытаюсь объяснить, что у нас их методы не работают. Но меня очень радует, что появились компании, производящие текстиль и развивающие эту сферу. Это не дизайн, но это важно. Вообще, что такое дизайн и почему все так за него цепляются? Сегодня в каждом институте есть такой факультет, и это нелепо. Молодежь, которая хочет у нас работать, быстро сдается, потому что приходится открывать им глаза на реальность.

Бизнес в сфере моды – отдельная тема. Я сама только сейчас, спустя «дцать» лет поняла, что дизайнер - всего лишь пешка. На «передовой» пашут маркетинг, пиар, а дизайнер все это обрамляет. Молодые люди говорят мне: «хочу свой бренд» и не понимают, когда объясняю, что для этого вовсе не обязательно быть дизайнером одежды. Хочешь бренд - создавай. Будь хорошим бизнесменом, собери команду и работай. Это и есть современные реалии. Я с них розовые очки снимаю, чтобы они не мучались, как я много лет, прежде чем прийти к этому. Точно так же я пришла к тому, что надо работать на внешний рынок. После бархатной революции наша клиентура куда-то делась. А я не могу позволить себе держать почти двадцать работников в надежде на то, что это пальто приглянется кому-то. Вот мы и решили производить здесь, а продавать там…

А там, это где?

В России любят нас, любят в США, в Грозном, в Махачкале... Евреи любят, арабы - тут, видимо, сказывается наличие ручной работы…

 А вы сами любите свою продукцию, носите?

Да, конечно, ношу и уверена, что дизайнер должен носить свою одежду… Правда, то, что на мне в повседневной жизни, несколько отличается от того, что мы шьем. Бывает, когда работаем над новой коллекцией, всегда делаю несколько моделей на свой личный вкус. И они всегда остаются. Потому мы шьем только то, что наверняка продастся…

Ну вот у вас в коллекции есть очаровательное белое пальто в белых цветочках. Вы бы его не надели разве?

Надела бы. Но с кроссовками, с вязаной шапкой какой-нибудь. Я бы его совсем иначе носила. А у нас к такому пальто чаще всего подбирают каблуки и прочий пафос...

Потому что вкуса нет?

Вовсе нет... На самом деле все идет от внутреннего состояния и ощущения себя в этой реальности. От того, как ты позиционируешь себя в семье, в бизнесе… И как-то вдруг подумалось: и то, и другое мне очень дорого - не мыслю себя вне этих важнейших, сплетенных воедино составляющих моей жизни.

Анна Сатян

 

 

 


Следите за NEWS.am STYLE на Facebook, Twitter и Instagram





  • Также по теме



@NEWSam_STYLE

  • Архив
Поиск