NEWS.am STYLE представляет новый Youtube-канал

Давид Пароникян, Миш Амирян & Co представляют: вкусная музыка от Smart’n’Special !

«Хочу сесть на лошадь под названием «Интернет»: у Сарика Андреасяна свое Youtube-шоу

«Младший состав итальянской мафии»: юный армянин пришел на «Лучше всех» с 8-летним переводчиком

Ким Кардашьян в президенты! Звезда вернулась в Белый дом для поддержки заключенных

«Армения - страна открытий» - Михаил Ширвиндт попробовал на вкус кебаб из раковых шеек на берегу Севана

Shabeeg: «говорящие» маечки

Тимати и Наzима презентовали клип, снятый в Армении

«Однажды в Голливуде» Тарантино на Каннском кинофестивале

Серж Танкян исполнил саундтрек к последнему сезону «Игры престолов»

«Евровидение» по ту сторону сцены: видеорепортаж из Тель- Авива

Кто станет победителем «Евровидения 2019»? Прогнозы журналистов- экспертов

Exclusive: интервью с Србук перед вторым полуфиналом «Евровидения 2019»

Быстрое увлажнение и легкий, дневной макияж: советы специалиста

Финал близко: Трейлер последней серии "Игры престолов"

Как Ким Кардашьян «втиснули» в мокрое платье и, сколько дней в неделю звезда вкалывает в спортзале

Кто сядет на железный трон: прогнозы армянских фанатов «Игры престолов»

Битва за Королевскую гавань. Трейлер 5 серии 8 сезона "Игры престолов"

Гевонд Андреасян: «Когда официант тебе говорит тут «цавд танем», он не пытается угодить, он просто открыт и это потрясающе»

11:22, 8 июня

Гевонд Андреасян - продюсер... Простой парень из Еревана, который вместе с братьями - Арташесом и Сариком - приехал покорять Москву в начале двухтысячных. Сейчас их фильмы знают и смотрят, даже несмотря на критику, которую Гевонд считает вполне закономерной. Хочешь популярности - будь готов к камешкам в свой огород, считает он. Вообще, к фильмам братьев Андреасян можно относиться по-разному, но в одном им не откажешь: в плодовитости и трудолюбии... «У меня такая философия: лучше создать сто фильмов, из которых останутся десять, чем десять из которых останется один. Зритель сам очистит и оставит то, что ему необходимо», - говорит в беседе с NEWS.am STYLE Гевонд Андреасян, с которым пообщались в рамках Недели российского кино в Ереване.

На днях вышел трейлер вашего нового фильма «Робо»... Что скажете о нем?..

В этом год у нас два фильма. Это история робота-спасателя, который ищет себя и находит друга... доброе семейное кино. А 14 ноября выйдет фантастическая картина «Кома», мы ее делали три года. Идею придумал Сарик когда-то, доверили снять Никите Аргунову, который придумал очень красивый визуальный мир. Проект осуществляется совместно с «Марс Медиа Энтертеймент» Рубена Дишдишяна... Это фильм о мире, сотканном из воспоминаний: кто что помнит из реальной жизни, то и существует в мире комы.

Тему комы в Голливуде уже обыгрывали и не раз...

Наша идея оригинальна и ни на одну голливудскую не похожа, если только визуально с фильмом «Начало», и то на 5 минуте фильма становится понятно, что тут совсем другое кино. Мы ведь не пытаемся конкурировать с Голливудом: их фильмы стоят 200 млн долларов, наши, дай Бог, пять миллионов... В любом случае постарались быть максимально креативными и предполагали, что активизируются «хейтеры»: не дай Бог, хоть на секунду кто-то различит в твоей картине параллели с американским кино, тебя уничтожат... Замечу, что «Кома» продана уже в 60 стран... Несколько лет назад нам также успешно удалось реализовать фильм «Землетрясение». Для меня предмет особой гордости то, что картину смотрели в Китае, в Японии и в других странах мира.

Но «Землетрясение» столько критиковали...

В России не ругали, ругали тут, и не обычные зрители, а некое киносообщество... Армянским друзьям-коллегам всегда объясняю, что наша цель была рассказать о случившемся всему миру. Потом, знаете, есть такой стереотипный момент: приехали армяне из другой страны, снимают на такую болезненную тему... Видимо, это раздражало, что чужаки, а не они. Но, по сути, «Землетрясение» единственный национальный фильм, который в России собрал 1 миллион зрителей в кинотеатрах и десятки миллионов просмотров на онлайн-площадках... И я сейчас не о заработке говорю, там его не могло быть, а о том, что миллионы людей захотели узнать о трагедии. И да, я считаю, что этим способствую распространению информации об Армении, формированию положительного имиджа армянина. Я не один это делаю, конечно. До меня были великие Арам Ильич Хачатурян, Арно Бабаджанян и сотни таких армян... Да те же команды КВН ЕрМИ и «Новые армяне». Все мы заняты одним делом... У нас почти что в каждом фильме есть армянин, который несет добро. Мы не специально. Это от сердца идет... А по большому счету критикуют не только нас. Вот недавно вышел трейлер нового фильма Федора Бондарчука «Вторжение» (это вторая часть «Притяжения»), я изучил комментарии и обалдел. Всё думал: «Люди, что вы делаете?»... Никита Михалков, Тимур Бекмамбетов, Федор Бондарчук... - вокруг популярных деятелей такой ад творится.... Что до нас с Сариком, то фильмов много, видимо, поэтому в плане критики мы и примелькались. Но это нормально, без критики не будет развития, главное из потока извлечь нужное и полезное зерно.

Вы как-то отошли от развлекательного жанра в сторону серьезных жизненных историй... Фильм «Непрощенный», например... Расскажите о нем

Там тоже была критика в духе: как можно было доверять шоумену (главную роль сыграл Дмитрий Нагиев. – Авт.) играть такую роль?.. Но когда вышла картина, я с утра посмотрел посещаемость и понял: «Все было не зря». Нам говорили: это же кино про месть, там же безысходность... А я считаю, что оппоненты неправильно поняли идею. Оно прежде всего о справедливости и любви к семье. Полтора года Виталий Калоев искал справедливости, и он ее нашел. Да, он выбрал с точки зрения закона ошибочный путь, но его вынудили... И то, что фильм так «зашел», лишний раз доказывает: на него был социальный спрос - мы ведь сталкиваемся с несправедливостью каждый день... Фильм «Непрощенный» ждал своего выхода пять лет. Первую версию писал американец, а потом мы решили реанимировать идею, отдав сценарий российским авторам - Сергею Волкову и Алексею Гравицкому. Американская версия была более легковесная, а Сарик хотел передать боль и то, как безнаказанность может довести человека до такого состояния.

Фильмы продолжения, как, например, «Служебный роман. Наше время» - это хорошо? И не страшно ли браться за такие проекты?

Когда тебе 23 и предлагают снять кино - это твой шанс. Может, если бы Сарику предложили снять что-то артхаусное, и он бы пошел потом по этому пути... Начало - это вопрос судьбы. Не мы выбирали, что снимать, нас выбрали, а мы всего лишь воспользовались шансом. У меня насчет ремейков свое видение: мы же не стираем старое, создавая на его месте новое. Мы пытаемся всего лишь рассказать историю по-новому. Тем более что поколение двадцатипятилетних ничего об этих фильмах не знает. Получилось или нет, будет ясно лет через десять... В России не так много возможностей снимать кино и, когда вам выпадает возможность, нелепо от неё отказываться. Первый фильм Сарика назывался «Лопухи» с бюджетом 21 миллион рублей, а собрал он 143 миллиона. По тем временам редкость... Так и началось...

Как вы, простые ереванские ребята, оказались в Москве, да еще и в киношной тусовке?..

Мы до сих пор не московская тусовка... В Ереване есть «Силикян тахамас», или Ерорд гюх, как называют в народе, мы оттуда. В 87-м, когда совсем маленькие были, папа переехал в казахстанский город Костанай, через два года к папе поехали мама и Сарик. Мы со старшим братом Арташесом остались у бабушки и только в 91 году поехали к родителям. Папа с мамой посадили нас и сказали: «Вы остаетесь». В то время в Армении уже были времена без света, газа, воды и тепла, было сложно, школы работали в день по одному часу, и мы остались, хотя не хотелось очень... Через 3 года родилась у нас сестра, которую мы очень любим. Пошли там в школу, стали учить русский язык, до 15 лет были обычные дети. Но однажды старший брат Арташес, которому тогда было 15, подошел к папе и сказал: «Купи мне видеокамеру, хочу научиться снимать»... И папа купил нам Panasonic M-3000 - огромная камера, дорогая.. Не знаю, что тогда отец продал: у родителей был принцип не отказывать в том, что может дать нам знания. Арташес научился снимать, и мы стали охотиться за сюжетами на улицах, купили микрофон, бегали по разным событиям: там пожар, тут драка, там еще что-то. Стали, как сейчас говорят, стримерами, у нас появились информаторы: когда что-то происходило, мы узнавали первыми. Потом стали эти кассеты подкидывать местному телевидению: оставляли на проходной с контактами и уходили. Спустя две недели нам позвонили, а потом пригласили 15-летнего Арташеса работать оператором (он рано школу окончил)... Спустя два года он возглавил редакцию, привлек нас, начали снимать передачи, параллельно играли в КВН, работали в кинотеатре, на радио. Где-то лет пять мы были первыми парнями на деревне, все было в наших руках. А потом, когда мне исполнился 21, решили, что надо уехать в Москву. Сарик хотел поступать на режиссерский, но родители не отпускали его никуда... Мама согласилась, а папа сказал: «Я против, потому что не мечтал о том, чтобы ни одного из троих сыновей не было рядом. Но раз решили, езжайте. Звоните мне только если будут нужны деньги на обратную дорогу, другой помощи не ждите, это вопрос принципа». Помню, нас как-то выселили из квартиры, пришлось ночевать на вокзале, я ему позвонил, что-то там начал объяснять. Он спросил: «На обратную дорогу?» Я сказал: «Нет». А он мне: «Тогда всё»...

Вначале было у нас 700 долларов, сели в поезд и уехали. В Москве сняли комнату и жили себе. Сарик поступил на режиссерский, я выучился на светоосветителя в ночном клубе. Арташес - он музыкант хороший - звукорежиссером работал. Сарик подрабатывал ведущим в ночном клубе... До сих пор помню эту бесконечную гречку на подоконнике... Параллельно писали много сценариев, находили друзей, окружение: приходили во ВГИК, старались знакомиться с творческими людьми... Через какое-то время образовалась тусовка, нас стали звать. Заметили наш сценарий картины «Лопухи», который изначально назывался «Фишка»... Тогда я не был продюсером, работал бесплатно, а Сарик отказался от денег за сценарий в обмен на возможность снять фильм самому. Мы шли на любые «жертвы» только чтобы снимать самостоятельно... Потом был «Служебный роман. Наше время», который делали уже как команда... 

А разве конкуренции не было?..

Конкуренции особой в то время не было: всего 4-5 кассовых фильмов в год и в таких условиях мы могли со своей дерзостью и самоуверенностью двигаться вперед. Никто не понимал, кто мы такие, что за ребята с неба свалились. Многие думали, что, дескать, армяне им помогают. Но никто нам не помогал, никаких армян мы не знали...

Серьезно? А почему не помогали?

Мы тогда никого не знали, не обращались. Сейчас я со всеми армянами в этой сфере дружу, но такого, чтобы нам изначально помогали, не было... Хотя я благодарен очень многим. Уже 3 года у нас партнер и сопродюсер Армен Ананикян, дружим 10 лет, но работать стали недавно. На каком-то этапе мне было безумно приятно, когда стали звонить и предлагать помощь, мол: «Гев, я знаю, что проблемы, ты знай, я есть». Звонили очень важные люди из индустрии... Я горжусь каждым армянином: и Артуром Джанибекяном, и Рубеном Дишдишяном, и Геворгом Нерсисяном, и Гариком Мартиросяном, и Мишей Галустяном, и Александром Акоповым, с которым не знаком... Всегда, когда оказываюсь за одним столом с ребятами из команды КВН ЕрМИ или из «Новых армян», пью за них стоя. Потому что если бы не они, очень многих творческих людей, которые сейчас заняты в разных сферах, не было бы. Они дали нам такую силу! Благодаря им мы поверили в себя, поняли, что тоже можем добиться чего-то, и они, безусловно, эмоционально объединили все армянство...

У вас красивая семья, трое замечательных детей... На каком языке общаетесь с ними?

Моя супруга - армянка и поначалу мы общались больше на русском. Потом, когда забеременела, решили перейти на армянский, чтобы ребенок слышал постоянно родную речь. Так что все трое говорят по-армянски даже лучше чем я (смеется. - Авт). В Костанае тоже было железное правило: вне дома - на русском, дома - на армянском... Как-то в Москве сажусь в самолет, парень в бизнес-классе сидит, прямо светится от счастья. Я поинтересовался, чего это с ним, и оказалось, что он два дня, как узнал, что он армянин. «Я лечу туда, где, как мне кажется, мое сердце, - рассказал пассажир, пояснив: - 27 лет жил с пониманием того, что что-то не то в моей жизни». Так что корни очень важны... Но не люблю, когда выпендриваются, ставя себя выше остальных. Всегда говорю соотечественникам: «Ведите себя скромнее: каждый наш поступок влияет на имя, на имидж, на то, как воспринимают нашу нацию»...

Я слышала, что вы перевезли родителей из Казахстана в Армению...

Я позвонил папе девять лет назад и говорю: «Давай ты переедешь в Армению. Не хочу навещать вас в Казахстане, хочу на родину приезжать». Папа до сих пор благодарит: когда утром встает пораньше, ухаживает за виноградниками, он счастлив. Маме тоже тут комфортней. Я приезжаю несколько раз в год, общаюсь с близкими и родными, расслабляюсь - я тут даже работать не могу. Детей сюда привожу регулярно отдыхать, за них я тут спокоен... Покоя в Москве очень не хватает: работа, пробки, по десять встреч в день, мозги в постоянном напряжении - кому что сказать, не опоздать. От этого безумно устаешь. Когда официант тебе говорит тут «цавд танем», он не пытается угодить, он просто открыт и это потрясающе. И каждый раз, глядя на родных, я думаю: какие же они счастливые, что могут собираться вот так запросто и говорить обо всем...

Беседовала Анна Сатян

 


Следите за NEWS.am STYLE на Facebook, Twitter и Instagram






  • Также по теме



@NEWSam_STYLE

  • Архив
Поиск
  • Опрос
«Евровидение 2019»: нравится ли Вам конкурсная песня Србук «Walking out»?
Да
Нет