NEWS.am STYLE

«Одна из последних просьб моей сестры в больнице, чтобы я спела её песню»: Marga

NEWS.am Style

NEWS.am STYLE

Ирина Айвазян в «солнечном» фотосете NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

Большая потеря, цель в жизни и родительский совет: блиц-вопросы с Жанной Бутулян

NEWS.am STYLE

NEWS.am STYLE

Особняк Ким Кардашьян за 60 миллионов долларов

NEWS.am STYLE

Мариам Алексанян о том, как оскандалилась в одном из моллов и, почему избегает вопросов о замужестве

Арман НУР: «В несерьезной рекламе не нуждаюсь, званиями, как веером, не прикрываюсь»

12:14, 28 сентября

В преамбулах к интервью Нура не представляют: как-то не принято, да и бессмысленно. Его и так знают все. Знают как Армана Нура, просто Нура или Армана - кому как удобней. Кстати, в разговоре с ним я периодически путала: то «Арман», то «Нур»... С ним легко беседовать, даже можно не особо готовиться (блокнотик пришлось закрыть): главное, как говорится, словить волну и не пытаться казаться мудрёной, ибо Нур при всей своей изысканности в речи и манерах, невероятно прост. В нем нет ни грамма пафоса или присущего местным «арвестагетам» апломба - это при том, что оснований для такого амплуа у Нура - масса. Арман приветливо встречает гостей своей галереи, что в самом сердце Еревана - на площади Республики, отвечает на вопросы, советует... Здесь кругом роскошь, но она не режет глаз, не кричит: в ней много смысла и много любви - к искусству, людям, истории. Работает Нур по ночам, заказ обычно готовится в течение года: у мастера просто нет времени и он выкраивает «окошки» для творчества между встречами, поездками. Последняя была по Бельгии...

Что это было за путешествие?

Это часть продолжительного проекта: «Муха» начала свое турне во Флоренции, потом она выставлялась здесь в музее «Гафесчян», затем в Лондоне, в Амстердаме, а потом она полетела в Бельгию в город Кнокке... Очень удивил меня этот город - находка, открытие.

Чем же удивил?

Ну, скажем так, это не очень типичное для Европы место: курорт, который считается одним из самых престижных и дорогих в Европе, и там живут очень интересные, по большей части звездные и богатые люди. Но интерес Кнокке в том, что в нем около пятисот галерей. То есть это такой арт-город, который создавался вокруг искусства. Поэтому «Арт-ноктюрн», который проводится ежегодно, как бы завершает арт-год, расставляет все по местам, подводит черту... Я оставил там часть себя: нарисовал одной линией город Кнокке на тумбе моей «Мухи». Так что это уже не просто тумба, а арт-объект, который стоит сейчас в музее города. Теперь «Муха» собирается полететь в Женеву, в Париж, затем в Бейрут, Афины, а на следующий год есть план перелететь через океан. До 2022 года в планах «Мухи» 74 страны...

В одном из интервью Вы сказали, что муха не движется в одном направлении. А Вы? Вы муха?

Нет, я – гранат (смеется)... И я тоже, как видите, не зависаю в одном направлении в искусстве. Кто-то меня знает по скульптурам, кто-то по картинам, кто-то по ювелирным изделиям. И, поверьте, скоро вы узнаете меня в еще одной ипостаси... Какой - не скажу, но до Нового года, я вас удивлю своим новым проявлением. Совершенно неожиданным.

Как это происходит. Вот вы вдруг ощущаете, что можете делать еще что-то?

Очень сложно объяснить, как это происходит. Ты сам удивляешься, что вдруг тебя посетила такая-то идея, потому что, в принципе, ничего не предвещает: ты с этим прежде никак не соприкасался, но оно приходит и становится частью тебя...

Не хочется задавать клишированные вопросы, но ведь бывает же: однажды понимаешь, что всё, тупик? Или у Вас так не бывает?

До определенного момента в моей практике такого не случалось, а когда не надолго произошло, меня это сильно напугало...

Вам резко расхотелось творить, работать?

Вот не радовало ничего. Идеи хорошие, сумасшедшие, но они не радовали. А если так, то ты не можешь работать. У тебя опускаются руки. Благо это прошло и сейчас подъем в сто раз сильнее, чем прежде. Генератор работает на полную катушку. И я готовлюсь к серьезному взлету.

Скоро вам предстоит очередное восхождение на Арарат. Еще знаю, что поднимались на Килиманджаро... Вы так обнуляетесь? И на какую из гор было сложнее пониматься?

Да, обнуление полное. После восхождения ты абсолютно чист и спокоен. Все накопившееся из тебя уходит. Ты, в хорошем смысле этого слова, пуст... А горы очень разные: Килиманджаро - добрая гора, просто физически надо быть готовым к такой «прогулке»: после Арарата - это реально прогулка. Арарат уничтожает.

Я попытался объяснить как-то: гора пористая, дышащая, с нее не стекает ни капли воды. Но зато выделяются газы, ты ими дышишь, и начинается сумасшествие. В зависимости от сезона, конечно. В августе и сентябре гора уже сухая. А в мае-июне - это просто кошмар...

Вас принято называть «модным художником» - сколько раз натыкалась на такой отзыв... Вы себя модным ощущаете?

Я думаю, в этом есть какая-то, с позволения сказать, журналистская неглубокость. Модным художником можно быть год, а я Нур уже лет двадцать...

И у Вас есть награды и звания... Как вообще к регалиям относитесь?

Очень спокойно отношусь. И никогда ими не представляюсь. Госнаграды, медали и т.п. – все это есть, но при этом, если я иду на интервью, меня представляют - Нур. Мое имя и есть мое призвание... Все остальное – это то, от чего отрекаться не вижу смысла: отказаться - значит лишний раз себя пиарить. Я в такого рода несерьезной рекламе не нуждаюсь, званиями, как веером, не прикрываюсь.

Тогда еще один вопрос... О взаимоотношениях художника и власти говорится часто. Как они должны складываться в идеале, особенно с учетом того, что само себя искусство в нашей стране прокормить не в состоянии?

Когда власть приближена к искусству, это делает ей честь. Бывало, мне говорили, что я дворцовый художник. В таких случаях я отвечаю - спасибо, и напоминаю, что и Микеланджело был дворцовым, и Да Винчи, и Верди, и Моцарт.

А помните первую вашу вещь, которую заметили на серьезном уровне?

Да, двадцать лет назад это было. В Москве. Скульптура из серии «Гений», которая удостоилась 29 гран-при на всевозможных международных выставках. Она мой талисман. Визитная карточка. По ней меня узнают.

Где Вас впервые узнали - там или у нас?

Там. После того как я начал получать первые премии за рубежом, на меня обратили внимание на Родине. К сожалению, так быть не должно, это неправильно. Мне бы очень хотелось, чтобы государство замечало своих подданных - тех своих детей, которые потом за границей представят страну в лучшем ее свете.

Первый выезд с «Гением» был тяжелым?

Настолько тяжелым, что у меня с собой не было ничего кроме билета туда-обратно. Даже денег на кофе не было. Спать негде было, есть негде было. Выставочного пространства – и того не было. Я зашел в павильон и стал на месте искать. Благо друзья помогли, а работу заметили, отметили, и я вернулся уже с денежной премией, счастливый...

Купили кофе?

И кофе, и инструменты, чтобы работать дальше... Я начинал с нуля, с минуса, без чьей-либо помощи. И до сих пор ни в чьей поддержке не нуждаюсь. Никогда не принимал ни от кого никакой помощи. Если кто-то скажет, что когда-либо помог мне финансово или как-то еще...

Соврет?..

Да, соврет. Вот я сейчас это объявляю. Пусть кто-то скажет, я отвечу, что это не так...

Инструменты - дорогое удовольствие?

Естественно. Они постоянно изнашиваются и нужно обеспечивать себя новыми, а по ходу следить за технологиями, которые совершенствуются каждый день...

Я постепенно подвожу к тому, что Вам, по сути, удалось сплести искусство с бизнесом... Или неправильно подвожу?

На самом деле нет. Если бы я ушел в бизнес, я бы уже наладил производство. Сейчас это сделать довольно легко... Никто из бизнесменов меня не понимает. Говорят: «Ты что, сумасшедший? Почему ты этого не делаешь? Можешь большие деньги заработать»... Предлагают выпускать изделия в формате Limited edition - так, как это делают все. Но мои работы были и остаются штучными, никогда не повторяются, делаются моими руками.

Камни фантастические... Армянские?

Не только. Я много езжу, привожу. Нo камни не большой дефицит в Армении. Проблема в том, как их использовать. Можно оформить камень так, что сразу попадется на глаза и вызовет удивление, а можно сделать его вообще незаметным. Любой материал мне комфортен, никаких приоритетов.

Вас этому кто-то учил?

Ну я учился в институте, но разнообразию материалов научить невозможно. Да и техника прорабатывается в процессе. Нужно пропустить через себя природу, понять, как все работает, как друг с другом взаимодействует. К любому сырью можно найти подход. Не было такого, чтобы я сказал: вот этот материал неподдающийся.

Вы многогранный художник: и скульптура, и камни с металлом, и картины... Неужели проблемы выбора никогда не было?

Я еще делаю духи... Вот коллекция «Сатеник». Как известно, это армянская царица, которая шесть лет отказывала царю Арташесу. Но он добился ее, посадив вокруг крепости в селе Артамет (сейчас на территории Турции, недалеко от озера Ван) яблоневые деревья: цвет и аромат их был настолько дурманящим, что она влюбилась. Так вот, чтобы создать этот запах, я поехал в село Артамет, привез саженцы, посадил их, и из цвета получил этот аромат - такой органичный и родной. Само изделие называется «божожазард» - бубенчик, который еще и звенит, а когда открывается, благоухает... Что касается проблемы выбора, то она, конечно, была...

И между чем и чем?

Между всем и всем. Всем, что меня притягивало, что мне нравилось. Я окончил три вуза и никак не мог остановиться. Хотел стать врачом. Друзья и родственники отговорили, сказали: «Слушай, хватит, иди работай»... И до сих пор тяга к медицине есть...

А к какой ее сфере?

Я был бы хорошим нейрохирургом: чувствую в себе, что я бы смог, у меня руки к этому приложены...

Когда работаете, музыку слушаете?

Непременно. И только классику - она позволяет сосредоточиться и окрыляет. А вообще люблю джаз. Такой, знаете ли, жесткий, не лаундж. И чтобы лайф – выступление обязательно, не студийное... Музыка - это сопровождающая, которая переносит тебя в другую реальность, укрывает от внешнего мира.

Ваши ювелирные работы простыми не назовешь. По мне, это, конечно, роскошь, но со знаком плюс...

В каждой роскошной работе скрыта глубокая философия: почему она такая, почему создана именно так. Для кого она, в конце концов, сделана? Ведь с древнейших времен украшение - это статус. Он показывает: кто ты есть... Ну вот серьги «Мария Кюри», там «Коко Шанель», есть еще «Момик», посвященная архитектору Момику, и Сатеник... Скажем Мария Кюри была очень аскетичной женщиной, никогда не носила украшения, но я сплел ее науку с украшениями - если заметили на серьгах формулы.

Такие работы позволяют раскрыть двери времени. Я изучаю своих героев, даже чувствую их присутствие. А совсем скоро будет новая коллекция: она о человеческих чувствах. Одна коллекция так и будет называться «Чувства», следующая - «Глубина» и еще одна «Вторжение». Еще будет представлена коллекция моей живописи: она присоединится к «Мухе» и будет называться «Изнутри».

Изнутри чего?

Самого себя. Это попытка заглянуть внутрь самих себя, прежде чем судить и обвинять кого-то. Она покажет людям, что внутри мы состоим из одного и того же...

Да? Я все же надеялась, что нет...

Ну этот факт придется признать (смеется).

Бывало так, чтобы вы принципиально не продавали свою работу кому-то?

Очень много раз. Я понимал, что человек покупает, не понимая, просто потому, что это престижно. Мне очень важно, на ком это будет, как это будет носиться... Здесь вопрос моего имиджа, марки...

С таким профбагажом запросто можно было бы реализоваться где-нибудь за рубежом... Не было таких мыслей?

Недавно была одна история. Я выразил недовольство каким-то из аспектов деятельности нашего правительства и написал, что если так пойдет, я уеду. И тут началось... Моя почта разрывалась от предложений: в день по 100-120 писем... На самом деле реализовать себя где-то я могу легко. Мне нужен лишь чемоданчик на первый день и все. Даже инструменты мне дадут. Но я не стану этого делать. Потому что если я уеду, кто останется? Вот каждый, кто задумывается об отъезде, должен задать себе этот вопрос. Власть и конъюнктура приходят и уходят, а я – Нур, был и останусь в этой стране.

Анна Сатян

Фотографии-со страницы Армана Нура в Facebook


Следите за NEWS.am STYLE на Facebook, Twitter и Instagram








@NEWSam_STYLE

  • Архив
Поиск
  • Опрос
«Евровидение 2019»: нравится ли Вам конкурсная песня Србук «Walking out»?
Да
Нет